Кто будет главным по кнедликам?

В 2018 году выбирают президента не только дорогие россияне, но и не столь далёкие от них чехи. Первый тур президентских выборов в Чешской Республике завершился 14 января с неоднозначным результатом. Лидирует на них Милош Земан – президент страны с 2013 года с результатом 38,5% голосов. Его соперником во втором туре станет Иржи Драгош – ученый-химик, бывший председатель чешской Академии наук, заручившийся поддержкой 26,6% избирателей. Противники сойдутся снова 26-27 января, когда пройдет уже окончательное голосование.

Милош Земан принадлежит к той плеяде западных политиков 2010-х, которых любят называть популистами: этакий герой Гашека, который не стесняется нарушать чешские и общеевропейские политические табу и плевал на политкорректность. Он позиционирует себя как противовес пражскому истеблишменту. Драгош – кандидат интеллектуалов и ориентированной на Запад политической элиты, взывающий к наследию «бархатной революции» и моральному авторитету Вацлава Гавела. Его основные тезисы – в пользу сотрудничества с общезападными институтами; за переход на евро; за поддержку Украины в спорах с Россией о Крыме и Донбассе.

На первом этапе предвыборной гонки электорат, впрочем, предпочел стиль действующего главы. По данным info.cz, Драгош опередил действующего президента лишь в одном из регионов страны – в Праге, где набрал 35,44% голосов против 22,4% земановских. А свои лучшие результаты глава государства показал в Моравско-Силезском, Оломоуцком и Устецком краях – регионах «старой» большой индустрии, сегодня остающейся не у дел. Это вполне в духе создаваемого Милошем Земаном имиджа «лидера нижних 10 миллионов чехов» (из 10 с половиной миллионов).

В первую очередь на переизбрание пана президента работают экономические успехи Чехии последних лет. Земан завершает свой первый срок главой страны с самой низкой безработицей в Европе, ростом ВВП под 3% (что много для развитых стран), кредитным бумом и оптимистичными прогнозами МВФ. Жёсткая миграционная политика Праги позволила чехам избежать «кризиса беженцев», который сполна ударил по их соседкам Германии и Австрии. Кстати, в неприятии европейских квот на беженцев оба кандидата в президенты солидарны.

Главным балластом Земана во втором туре рискует стать его союзник – премьер-министр Андрей Бабиш. Миллиардер и босс популярной партии АНО, которого чешские журналисты любят сравнивать с Сильвио Берлускони, и раньше пользовался неоднозначной репутацией. Теперь же к обвинениям в связях с мафией и коммунистической госбезопасностью добавились и официальные обвинения в подделке документов для получения европейских субсидий на развитие бизнеса, которые выдвинула Бабишу чешская полиция.

Запах уголовного дела породил правительственный кризис – 16 января 2018 года парламентарии отказали кабинету Бабиша в доверии, после чего 17 января министры ушли в отставку. Впрочем, пан Бабиш не унывает – АНО набрала наибольшую долю голосов на декабрьских парламентских выборах и может сформировать новое правительство. Уже ведутся переговоры о коалиции с социал-демократами (некогда сопартийцами Земана) и националистами из «».

16 января четверо не попавших во второй тур кандидатов в президенты приняли решение дружным коллективом поддержать Драгоша. Наиболее серьёзным подспорьем для пана академика может стать электорат пришедшего третьим независимого кандидата Павла Фишера. С его помощью Иржи Драгош сможет переиграть Земана в таких регионах, как Южная Чехия и Брно, где Фишер в первом туре получил по 10-12% голосов. В Среднечешском крае – самом населенном в стране – Драгош тоже может рассчитывать на успех благодаря избирателям другого своего союзника, Михала Горачека, финишировавшего здесь третьим в первом туре.

Гадит ли россиянка?

Осонвным внешним фактором, способным создать Милошу Земану проблемы, российские и зарубежные эксперты считают слухи о «руке Москвы», ставшей нынче западным аналогом «масонской закулисы». Иржи Драгош небезуспешно разыграл эту карту, сделав уже два заявления для прессы о том, что «российские спецслужбы заинтересованы в победе Земана», кивая при этом на годовой доклад чешской контрразведки СБИ.

Впрочем, шеф СБИ Михал Коуделка здесь преподнес Драгошу неприятный сюрприз: его доклад не содержит доказательств «вмешательства русских», намекая только на его возможность. Но и возможности хватило сполна: даже Бабиш рекомендовал президенту дистанцироваться от России.

Повод для самых чёрных подозрений у оппозиционного кандидата есть. Милош Земан неоднократно заявлял за свой первый срок, что конфликт на Донбассе является украинской гражданской войной, а не «российской военной агрессией», что от присоединения к санкциям ЕС против Москвы чехи получили только убытки, и что у Китая – с его-то расстрелом студентов на площади Тяньаньмэнь – «есть чему поучиться» в урегулировании внутренних конфликтов. Чешская публика – особенно молодёжная и с высшим образованием – воспринимает такие тирады как предательство идеалов 1989 года и западных союзников. А уж если вспомнить, что советник президента Мартин Неедлы возглавлял чешский филиал «ЛУКойла»…

Можно предположить, что за дрейфом Земана на восток стоит не симпатия к «авторитарному Путину», а вполне шкурный коммерческий интерес. В то время, как политические элиты и интеллигенция только что крестным знамением не отмахиваются от РФ, чешский бизнес рассматривает россиян как вполне приемлемых партнёров. Во время декабрьского визита Земана в Москву его сопровождала делегация из представителей делового мира республики, заключивших в России контракты в общей сложности на миллиард долларов.  С 2016 по 2017 гг. – последние годы первого срока Земана – товарооборот между Российской Федерацией и Чешской Республикой вырос на 42%. И хоть пока доля РФ и ЧР во внешней торговле друг друга незначительна – порядка 2%, все же 145-миллионный рынок на востоке – перспективное направление для экономической экспансии успешной, но маленькой страны.

К тому же идеология национал-консервативного популизма, за которую держится Земан, антизападной по сути не является. Так, по палестинскому вопросу чешский лидер занимает однозначно произраильскую позицию. В 2015 году пан президент осудил участников протестов против присутствия американских войск в Чехии в таких выражениях: «Я долгое время противостоял антироссийским дуракам, теперь приходится отбиваться от антиамериканских дураков». Официальная Прага тесно сотрудничает с польским консервативным кабинетом партии «Право и справедливость», отнюдь не отличающейся русофильством.

В целом «земановщина» в этом плане мало отличается от политики других консервативных восточно-европейских лидеров, чей критицизм направлен в адрес Евросоюза, но оставляет за скобками НАТО. Американские военные оказались надёжным силовым «зонтиком», а Вашингтон, в отличие от Брюсселя и Москвы, слишком далеко, чтобы подмять под себя страны региона. В ЕС же, в его растущей идеологизированности и его претензиях на статус всеобщего ментора народы бывшего соцлагеря видят те же черточки, что так раздражали поколение их отцов в коммунистических режимах.

Вообще в пражском политикуме евроскептицизм с пророссийским оттенком имеет богатые традиции, восходящие к прежнему президенту Вацлаву Клаусу. И русские хакеры, если они существуют, лишь воспользовались уже имеющимся трендом. Земан же всегда подчеркивал, что он не противник единой Европы: демонстративно поднял над президентским дворцом в Пражском Граде флаг ЕС (чем Клаус брезговал) и даже когда обсуждал перспективы референдума о членстве в Евросоюзе и НАТО, добавлял, что лично он – только за.