Горячо обсуждаемый ныне в инфопространстве налет ВВС «западной коалиции» в Сирии, под которым якобы погибла группа воюющих под прикрытием т.н. ЧВК Вагнера россиян, показывает нам – вооруженные столкновения в почти очищенной от запрещенного в России "Исламского государства" стране продолжаются.

Ситуация чем-то напоминает Балканские войны вековой давности, когда вчерашние страны антитурецкой коалиции при разделе доставшихся земель принялись воевать уже друг с другом. Участники «пророссийской» и «проамериканской» антиигиловских коалиций готовятся к противостоянию между собой, привлекая в союзники местные правительства и группировки. Россия и США при этом будут отнюдь не единственными игроками в сирийские престолы.

Ближайший союзник официального Дамаска – Иран – не намерен сворачивать военное присутствие в Сирии «до полного разгрома террористов». Последний раз, по данным иранского агентства Mehr, эту позицию озвучил 12 февраля советник аятоллы Хаменеи Али Акбар Велаяти. Это смущает как Израиль, уже отметившийся 10 февраля авианалетом на иранские и сирийские военные объекты, так и правительство Башара Асада.

Как отмечает эксперт берлинского фонда «Наука и политика» по Ближнему Востоку Жиль Мурчиано в интервью Deutsche Welle, сирийское руководство еще в 2017 году «успешно заблокировало» требования иранского Генерального штаба о предоставлении иранцам прав на добычу урановой руды истроительство баз для спецопераций. Сирийцы на собственном горьком опыте знают, кто  обычно выигрывает в войнах с Израилем, и не хотят обострять ситуацию.

Израильский авианалет на иранские и сирийские военные объекты 10 февраля, который СМИ уже объявили самой успешной операцией ЦАХАЛ на севере со времен Ливанской войны, формально был вызван иранским беспилотником, нарушившим границу еврейского государства. Но всего поражено 12 целей, из них восемь – сирийские объекты ПВО. При этом израильские ВВС впервые за историю сирийской войны (в которую Тель-Авив не раз вмешивался) потеряли самолет.

Тогда же, по данным Jerusalem Post, командование израильских войск выступило с заявлением в адрес Ирана и Сирии, что « Армия обороны Израиля будет решительно действовать против попыток ирано-сирийских атак». Если на предыдущих стадиях конфликта израильтяне старались не ослабить Асада чрезмерно, чтобы не иметь дело с заматеревшим «Исламским государством» или сирийскими филиалами «Аль-Каеды» - то теперь этот ограничитель постепенно исчезает, и появляется новый риск: военное присутствие враждебно настроенного Ирана на северной границе.

Россия отметилась достаточно сдержанной реакцией:  хоть Дамаск и Тегеран в этой войне нам и друзья, в то же время для Москвы важно сохранять и хорошие отношения с Израилем, связанным с Россией и экономически, и чисто человечески («на четверть бывший наш народ»), и налаженные личные контакты Владимира Путина и израильского премьера Даниэля Нетаньяху.

В то же время Белый Дом поспешил высказаться в поддержку действий ЦАХАЛ на юге страны. Официальное заявление пресс-секретаря президента США Трампа Сары Сандерс гласит, что «мы поддерживаем право Израиля обороняться от поддерживаемых Ираном сирийских и ополченческих сил на юге страны». Это вполне укладывается в произраильскую линию Трампа и в курс на подавление Асада и союзных ему Ирана и «Хезболлы».

 Турция – пока ещё союзница США по НАТО, хоть и всё более самостоятельная – тем временем ведет боевые действия против курдской самообороны в союзе с суннитской «Сирийской свободной армией». Главная цель операции «Оливковая ветвь», объявленной президентом Эрдоганом 24 января – «профилактика» курдского сепаратизма у себя дома и лишение его сирийской поддержки. Основные турецкие силы сосредоточены в курдском кантоне Африн, словно «разрезающем» территорию ССА, но политики Анкары сулят распространение операции на всю сирийскую границу.

То, что Турция «вписалась» в сирийскую свалку на стороне антиасадовских групп, сразу насторожило Россию. Сергей Лавров с самого начала характеризовал операцию «Оливковая ветвь» как «безумие». До недавнего времени представители Кремля и МИД, призывая южного соседа к сдержанности, одновременно подчеркивали, что действия режима Эрдогана согласуются с уставом ООН – возможно, в расчете подключить турецких сателлитов из ССА к сочинскому форуму. Но трагический конец майора Романа Филиппова может все изменить.  По данным российского независимого журналиста Романа Сапонькова, группировка, сбившая Су-25 Героя России посмертно– «Джейш ан Наср» – подразделение «Сирийской свободной армии» и союзник дружественных туркам формирований. Если это так, то 4 февраля этого года Россия и Турция оказались  на грани лобового столкновения.

И не факт, что Эрдоган смог бы  заручиться в этом конфликте поддержкой объединенного Запада – как раз по турецкому присутствию в Сирии у западных держав единства нет. Так, 7 февраля министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан упомянул Анкару в числе «нарушителей международного закона» наряду с официальным Дамаском и Ираном. Тогда же его шведская коллега Марго Вальстрем отменила визит в Турцию. Германия заняла двойственную позицию: с одной стороны, канцлер Меркель признала «законные интересы» Турции вдоль сирийской границы, с другой, проект модернизации в Германии танков «Леопард-2» на вооружении турецкой армии заморожен.

Среди однозначных сторонников турецкого вмешательства – Катар и Великобритания. В американской верхушке мнения по действиям Эрдогана разделились. Представители Госдепартамента настаивают на «ограниченном характере» операции, Министр обороны США Джеймс Мэттис, напротив, исходит из того, что Турция как «единственная страна НАТО с вооруженными повстанцами на своей земле» имеет право на активную оборону. По словам советника Дональда Трампа по национальной безопасности, Герберта Макмастера, США с января 2018 года прекратили вооружать сирийско-курдские силы, словно бы  «подвинувшись» в сторону от турецкой армии.

Возможно вовлечение в сирийский конфликт и бывшей метрополии –  Франции. президент республики Эммануэль Макрон объявил «точкой невозврата» применение химического оружия, а жалобы на реальные и мнимые химатаки из Сирии не прекращаются. Последний раз о боевых отравляющих веществах на сирийском фронте тот же Макрон упоминал в телефонном разговоре с Путиным 9 февраля.

Суета вокруг Дамаска притягивает и, казалось бы, совсем далеких игроков. 11 февраля посол Китая в арабской республике Ци Цяньцзинь объявил, что КНР готова принять участие в послевоенном восстановлении Сирии, передает агентство «Синьхуа». Примеры тому уже есть: в январе 2017 года Пекин вложил миллион долларов в медицинскую инфраструктуру страны.
Ещё в январе 2018 года Newsweek писал, что установление контроля над Сирией с ее выходом к Средиземному морю – важная часть китайской стратегии экономической экспансии в Азии «Один пояс, один путь». «Сирия может стать ключевым логистическим узлом для Китая» - отмечал сирийский военный аналитик Камаль Алам.

Вместо эпилога

Шеф Национальной службы разведки США Дэниел Коутс, выступая перед сенатским комитетом по разведке 13 февраля, сделал важное заявление: по его мнению, силы сирийской оппозиции «больше не в состоянии свергнуть режим Асада», хотя и сохранят боеспособность еще около года.

Это может значить, что если США и другие западные державы все еще не готовы смириться с Башаром Асадом в президентском кресле, то им придется предоставить его смещение внешней силе, которой они просто не станут препятствовать. Этой силой может оказаться Турция или Израиль – недаром уцелевшие формирования «умеренной», неигиловской оппозиции Асаду сосредоточены у их границ. Для Америки, впрочем, есть и иной выход: принять возможность, что власть в Сирии достанется не самым приятным западному миру претендентам (пусть даже и без Асада), и иметь дело уже с ними в более конструктивном режиме.