На прошедшей неделе Южно-Африканская республика вслед за своей соседкой Зимбабве пережила «верхушечный переворот». Но если одиозный зимбабвийский «отец нации» Роберт Мугабе покинул свой пост под давлением военных, то главе ЮАР Джейкобу Зуме хватило ультиматума от товарищей по правящей партии «Африканский национальный конгресс» и угрозы вотумом недоверия в парламенте. 15 февраля 2018 года ушел в отставку.

Согласно конституции ЮАР, пост Зумы «унаследовал» вице-президент страны Сирил Рамафоса. 16 февраля он был утвержден Национальной Ассамблеей Южной Африки – став единственным кандидатом.

Зуме надо выйти

Почти четверть века – со времен первых многорасовых выборов 1994 года – Африканский национальный конгресс остаётся правящей партией республики. Мотор «политической машины» АНК – чёрное большинство избирателей, для которого эта партия  добилась всей полноты гражданских прав. Но за прошедшие 24 года репутационный капитал Нацконгресса, завоёванный в борьбе с режимом белых расистов, оказался изрядно растрачен.

Номенклатура АНК с энтузиазмом принялась осваивать ключевые позиции в бизнесе, тогда как многие социальные проблемы – прежде всего  её «ядерного» темнокожего электората – до сих пор  Безработица в ЮАР, по данным Time, составляет 30% трудоспособного населения;  большая часть детей 9-10 лет функционально неграмотны.  Южная Африка входит в «первую тройку» стран мира по изнасилованиям, а по числу убийств на 100 тысяч населения в 2014 году обогнала раздираемые войнами Сомали и Афганистан. Символом обманутых надежд рядовых южноафриканцев стал расстрел полицией забастовщиков-горняков компании Lonmin в районе Мариканы в 2012 году: погибли 34 человека, 78 были ранены. Сводки с места происшествия звучали словно во времена апартеида, изменился только цвет кожи силовиков.

Джейкоб Зума, президент республики с 2009 года, благополучно пережил 783 коррупционных скандала, всякий раз выходя сухим из воды. Но последней соломинкой, сломавшей спину слона южноафриканской политики, стал скандал вокруг клана Гупта.

Семейство Гупта – крупные бизнесмены индийского происхождения – с 2013 года попало под шквал обвинений в использовании связей с президентом для получения многомиллиардных правительственных заказов и контрактов с госкорпорациями.  Гости из Индии, прилетая на семейные торжества Гупт, совершали посадку на военных аэродромах ЮАР с ведома верхов.

На пике «Гуптагейта», в 2017 году, в Национальной ассамблее прошло первое голосование о вотуме недоверия Зуме: хоть оно и провалилось, порядка 20 депутатов от АНК проголосовали за отстранение вновь «оскоромившегося» нацлидера.  «Африканский национальный конгресс» с его боевым прошлым – это всё же не «Единая Россия», существующая лишь для поддержки одного конкретного политика, а самостоятельная сила, готовая принять решительные меры ради чистоты рядов.

Внутрипартийная оппозиция победила уже на выборах председателя Нацконгресса 4 декабря 2017 года, когда бывшую жену Зумы обошел вице-президент Рамафоса, еще в январе 2017 года заявивший о своих президентских амбициях. И 13 февраля дело дошло до развязки. Товарищи по АНК предъявили Джейкобу Зуме ультиматум: либо он уходит сам, либо парламентарии отказывают ему в доверии.  По истечении срока «для размышлений», 15 февраля глава Южной Африки подчинился партийной дисциплине, сказав: «Если моя партия и мои соотечественники хотят отстранить меня, они должны воспользоваться этим правом», передает ТАСС.

Куда идёшь, Южная Африка?

В своей инаугурационной речи 16 февраля Сирил Рамафоса не упоминал о внешнеполитических приоритетах новой администрации. По данным южноафриканского издания Times Live, президентское послание было посвящено целиком экономическим и социальным реформам – например, введению гарантированного минимума зарплаты и бюджетных мест в университетах.

Концентрация Рамафосы на внутренних проблемах позволяет полагать, что радикальных перемен в международной политике ЮАР можно не ждать. Курс страны на мировой арене и впредь будет определять внешнеполитическая концепция АНК, принятая ещё в 1994 году – она предполагает «многостороннюю дипломатию» и преодоление наследия холодной войны. В рамках этой концепции официальная Претория поддерживает достаточно конструктивные отношения с Россией, с 2010 года – еще и в рамках БРИКС. Отставленный ныне Джейкоб Зума и вовсе наряду с РФ критиковал политику Запада по отношению к Сирии и Ливии

Однако вскоре политические оппоненты Рамафосы смогут оспорить его кресло и, в случае победы, изменить его курс. В феврале 2019 года Южную Африку ожидают новые парламентские выборы. По конституции ЮАР, на них же определяется и президент – им станет лидер партии, набравшей наибольшее число мест в Национальной Ассамблее.

На первый взгляд у нового президента сильные позиции в будущей избирательной кампании. АНК, которую Рамафоса возглавил в 2014 году, занимает большинство парламентских кресел. Федерация южноафриканских профсоюзов КОСАТУ – Рамафоса когда-то был её лидером – поддержит «законного преемника» так же, как и в вопросе отставки Зумы. «На выборах следует ожидать поддержки Рамафосы как возвращения к голосу разума» – цитирует Guardian кейптаунского политолога Ричарда Калланда.

На стороне Сирила Рамафосы и его заработанный в Национальном конгрессе политический авторитет. Уже в 1970-х он активно участвовал в акциях протеста против расовой сегрегации и дважды арестовывался. В 1982 году будущий президент стоял у истоков общенационального профсоюза горняков, а в 1990-м входил в делегацию АНК на переговорах с белым правительством по освобождению из-за решетки Нельсона Манделы. Последний, по данным BBC, прочил его в свои преемники, но по настоянию других партийных лидеров поддержал выдвижение другого кандидата, Тамбо Мбеки (президента ЮАР в 2000-е годы).

Но скандалы и мерянье «чистотой рук» между лидерами совершенно точно не пойдут АНК на пользу, а после того, как одна партия четверть века контролировала политический Олимп, электорату захочется новизны. Возможно, ее обеспечит молодой перспективный политик Ммуси Маймане, в 2015 году ставший официальным лидером ведущей оппозиционной партии Южной Африки – Демократического альянса.

Популярность «Демальянса» постоянно и уверенно растет – на выборах в Национальную Ассамблею за 20 лет партия улучшила свой результат с 12 мест в 1994 году до 89 в 2014-м. Мэры крупнейших городов ЮАР, Йоханнесбурга и Кейптауна, избраны от оппозиции. Глава Йоханнесбурга Герман Машаба участвовал в антикоррупционном марше 5 октября к вилле клана Гупта вместе с Маймане.

Часть электората АНК может перехватить и новая партия-соперник – «Борцы за экономическую свободу» Юлиуса Малемы, отколовшееся от партии власти крайне левое крыло. Малема – этакий чёрный Хорст Вессель, прославившийся своей воинственной песней «Убей бура» - давний критик Рамафосы, представляющий его «марионеткой белых и иностранного капитала».

Сказать что-то о внешнеполитических взглядах Ммуси Маймане непросто: судя по его фейсбуку, он, как и Рамафоса, больше вовлечён во внутренние дела. Но, как сообщает издание IOL, новый лидер демократов не брезгует контактами, например, с Израилем и Тайванем, которые для АНК «ходят в зачумленных» из-за поддержки ими в прошлом режима апартеида. Это позволяет предположить, что он настроен более прозападно, чем современный политический истеблишмент ЮАР.

Рост вляния Демальянса может создать проблемы и в экономических отношениях наших двух стран. Так, в 2017 году суд Западно-Капской провинции - оплота оппозиции - признал незаконным соглашение Росатома и правительства ЮАР о стратегическом партнёрстве, так как власти "забыли" вынести его на обсуждение в парламент. "Уход старых кадров АНК, так или иначе связанных с Россией, ослабляет российские позиции", - цитирует РБК эксперта-африканиста Эльдара Салахетдинова. С другой стороны, Маймане – пастору консервативной «Церкви свободы» - может импонировать политика российского руководства по продвижению «традиционных ценностей».

Скорее всего, выборы в Национальную ассамблею обеспечат Рамафосе полноценный президентский срок: разрыв между АНК и ДА в парламенте достаточно велик – 249 мест против 89 – и не в пользу последнего. Но эпоха доминирования Африканского национального конгресса в политической жизни страны, похоже, уходит в прошлое.